Виталий Попов (fariaf1) wrote,
Виталий Попов
fariaf1

Что происходит в Сирии



Чуть больше года, с 30 сентября 2015, Россия, по просьбе сирийского правительства и лично президента страны Башара Асада принимает участие в борьбе с международным терроризмом на территории Сирийской Арабской Республики. При помощи Российских воздушно-космических сил (ВКС) сирийской армии удалось переломить ход боевых действий — остановить территориальную экспансию боевиков и перейти в наступление в провинциях Хама, Идлиб и Алеппо. В результате ударов российских ВКС боевики лишились львиной доли доходов от незаконной добычи сирийской нефти.


До того как Россия приступила к операции в Сирии, почти полтора года так называемая международная коалиция, состоящая из 12 стран и возглавляемая США, осуществляла военные действия на территории этой страны без каких бы то ни было санкций ООН или договорённостей с официальными властями. В течение всего времени западной интервенции террористы только усиливали натиск и расширяли зону своего присутствия в стране, захватывая всё новые населённые пункты. Только за первые 5 месяцев присутствия основной группировки России в Сирии данная ситуация была в корне изменена, и подконтрольные боевикам территории стали сжиматься.



Самым масштабным, после вывода большей части российского контингента из Сирии в марте 2016 года, и одним из самых важных стал фронт в Алеппо. Алеппо — крупнейший промышленный центр Сирии, превышающий по населению Дамаск. До войны в нём проживало около 2.5 млн. жителей. К октябрю 2016 года в нём осталось порядка 275 тыс. человек.

Примечательно, что внимание западных политиков, экспертов и СМИ привлекает отнюдь не борьба Сирии и России против террористов. Как только армия Сирии при поддержке российских ВКС добивается определённых успехов и очищает от боевиков существенную часть той или иной провинции, лидеры целого ряда западных стран тут же грозятся ввести санкции против «физических и юридических лиц, действующих в интересах сирийского режима», призывают устроить суд над Россией за «военные преступления в Алеппо» и полностью снять осаду города. От сирийского президента Башара Асада даже потребовали одобрить план оппозиции, чтобы положить конец «ужасной ситуации в Алеппо», а Россию обвинили в препятствовании доставке гуманитарной помощи.

Судя по западной прессе, главной задачей западной пропаганды является дискредитация любых действий России по борьбе с терроризмом и возвеличивание деятельности США и международной коалиции. В преддверии выборов в США командование коалиции решилось даже на своеобразный пиар-ход, призванный продемонстрировать успехи демократической партии и администрации Барака Обамы в борьбе с террором. Было решено устроить «маленькую победоносную войну», по-быстрому захватив иракский Мосул, контролируемый боевиками «Исламского государства» (ИГ), запрещенного в России, и капитализировать успех для победы кандидата от демократов Хилари Клинтон.

Под это дело западными средствами массовой информации конструировалась весьма странная картина. Международная коалиция героически сражается с террористами в Сирии полтора года. Вдруг появляется злобная Россия и начинает бомбить беззащитную оппозицию и мирных жителей. Злобная Россия поддерживает тирана Асада и занята лишь тем, что огнём и мечом выжигает всех несогласных с его тиранией свободолюбивых граждан Сирии.

Якобы беззащитная «умеренная» оппозиция — это, на самом деле, вооружённые группировки, организовано выступающие с 2011 года в альянсе с США против правительства Башара Асада. Среди них «Сирийская свободная армия» (ССА) — одна из крупнейших повстанческих группировок, а также коалиция сирийских повстанцев исламистского направления «Джейш аль-Ислам» («Армия ислама»), поддерживаемая Саудовской Аравией и Турцией. Часто подобные группировки присягают на верность стопроцентно террористическим организациям, вроде «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшей «Джабхат ан-Нусра», запрещеной в России), или самому ИГ. Нередко они вступают с террористами и во временные союзы.

Кроме того, к альянсу сил вооружённой оппозиции принято относить «Сирийскую демократическую армию» (SDF), включающую курдские отряды народной самообороны (YPG) и действующую в северных районах Сирии. Однако курды скорее являются третьей силой в сирийском противостоянии и не разделяют претензий «умеренной оппозиции» к правительству Башара Асада. Поэтому за всё время войны курды выступали как в союзе с правительственными войсками Асада, так и сохраняли нейтралитет. Случались и вооружённые столкновения между Сирийской арабской армией (САА, так называются сухопутные войска Сирии) и курдскими формированиями, но их очень быстро гасили, в том числе при посредничестве российской стороны.

Не стоит также исключать из противостояния по-настоящему мирную оппозицию, но США неоднократно срывали договорённости с Россией по выработке плана размежевания террористов и этой самой мирной оппозиции. Обвинения России в ликвидации группировок ан-Нусры и нежелание сотрудничать лишний раз подтверждают то, что, в общем-то, является «секретом Полишинеля», — США поддерживают террористов в Сирии (и в других местах), а не борются с ними.

Неслучайно глава МИД РФ Сергей Лавров, обязанный выражаться более дипломатично, неоднократно высказывал опасения по поводу столь бережного отношения Штатов к вооружённой оппозиции, в рядах которой часто можно встретить боевиков ан-Нусры. Одно из крайних его заявлений по этому поводу было сделано 12 декабря на пресс-конференции в Белграде:

«Масса примеров, которые говорят о том, что вольно, невольно, но "Джебхат ан-Нусра" каким-то образом выводилась за скобки в практических действиях американской коалиции. Было немало оснований полагать, что ее берегли и берегут как наиболее эффективную, боеспособную силу, выступающую против правительства на земле с тем, чтобы когда придет час, использовать ее для свержения законного правительства Сирии».

Кроме того, ряд экспертов полагает, что среди умеренной оппозиции в Восточном Алеппо находится некоторое количество западных инструкторов, координирующих действия коалиции и оппозиции. Причем это не наёмники из какой-нибудь Blackwater. Это именно американские военные, раскрытие которых, в случае полного взятия сирийскими войсками всех районов Алеппо, означало бы попадание в руки российскому командованию чрезвычайно ценных разведданных США. Эта экспертная гипотеза подтверждается множеством косвенных факторов, но непосредственных доказательств пока никем найдено не было.

Так или иначе, но под яростные завывания западных экспертов о зверствах России, США любыми средствами стремились сорвать успешное наступление САА на Востоке Алеппо. Скорее всего, Штаты рассчитывали сделать это, выдавив из Ирака боевиков ИГ через предусмотрительно оставленный в окружённом Мосуле широкий северо-западный коридор и направив их на помощь «оппозиции» в Алеппо. Кроме того, необходимо было, чтобы «маленькая победоносная война» с ИГ в Мосуле оказалась действительно победоносной. Поэтому следовало, во-первых, подготовить благодатную информационную почву и, во-вторых, обеспечить реальное преимущество атакующей коалиции над засевшими в городе боевиками.

С момента взятия Мосула силами ИГ 10 июня 2014 года боевики не сидели сложа руки, а тщательно укрепляли оборону города. Кстати, для его захвата как минимум три дивизии ИГ было вооружено современным американским оружием и боеприпасами, в том числе 120-мм минометами M1129 Stryker и, по меньшей мере, 700 единицами броневиков Humvee. Это далеко не единственный случай, когда американское вооружение, поставляемое как бы для «умеренной оппозиции», попадает в руки террористам.

Первый этап «победоносной войны» начался в конце сентября, в начале октября 2016 года, когда из всех информационных орудий западных СМИ палили одновременно новостями о «зверствах» России в Алеппо и заявлениями об успехах иракцев и американцев при подготовке и начале штурма захваченного Мосула.

При этом все понимали, что в Алеппо присутствуют миссии международных гуманитарных и контролирующих организаций, таких как ООН и «Красный полумесяц», а также журналисты, общественные активисты и волонтёры. В Мосуле же нет представителей ни одной подобной независимой организации, и единственным источником информации о ситуации в городе являются, — по заявлению представителя Минобороны РФ Игоря Конашенкова — «цензурированные доклады» войск западной коалиции. Несмотря на подобную «цензуру», всё таки появляются сведения о беспрецедентно жестокой работе авиации по жилым кварталам Мосула.

Тем не менее, нужная США картинка была создана.

Важно ещё и то, что заявления о наступлении начались задолго до самого наступления. Сергей Лавров тогда метко подметил, что боевики, засевшие в Мосуле, получили с десяток сигналов от коалиции с настойчивой рекомендацией покинуть город. Как уже было сказано, США требовалось с одной стороны одержать громкую победу, а с другой сохранить боевиков для переброски их в Сирию. Позднее представитель Госдепартамента США Джон Кирби в официальном заявлении, по сути, подтвердил эти догадки:

«Мы знали, что некоторые из них (боевиков) покинут Мосул, но куда они пошли и что они делали, мы не знаем».



По той же причине каждый раз срывались переговоры по размежеванию «умеренных» и террористов — США стремились сохранить среди рыхлой «умеренной оппозиции» как можно больше боеспособных сил ан-Нусры для продолжения войны с Асадом. Срыв переговоров осуществлялся с помощью выдвижения заведомо невыполнимого требования прекратить осаду Алеппо. Так, 27 ноября, газета The Washington Post, ссылаясь на четырёх неназванных должностных лиц американского правительства, сообщила, что продвижением этих условий занимается госсекретарь США Джон Керри.

Итак, по линии средств массовой информации, и по высшим дипломатическим каналам, штаты пытались всеми силами: 1) дискредитировать действия России в Алеппо обвинениями в военных преступлениях; 2) одержать убедительную победу в Ираке, предварительно выпустив оттуда боевиков в Алеппо; 3) сохранить побольше террористов для дальнейшей войны с Асадом. Кроме того, если гипотеза экспертов о наличии в Восточном Алеппо американских инструкторов верна, то это ещё одна причина, по которой штаты так старательно стремились остановить наступление САА.

Однако выдавить ИГ из Мосула до выборов в США не получилось. Более того, когда на пост президента США был выбран кандидат от Республиканской партии Дональд Трамп, ситуация для тех, кто делал ставку на ИГ, стала ещё хуже. По сведениям той же Washington Post, стремление Керри как можно чаще добиваться от России прекращения огня в Алеппо и выхода по гуманитарным коридорам вооружённой «оппозиции» объясняется ещё и опасениями действующей администрации США, что Трамп может пойти на заключение с Москвой такой договоренности, которая «бросает на произвол судьбы сирийскую оппозицию (читай — террористов из ан-Нусры) и твердо ставит Вашингтон на сторону президента Сирии Башара Асада». Иначе говоря, демократы в Америке сильно испугались, что после прихода к власти республиканцев с таким лидером во главе многолетний план по взращиванию на Ближнем Востоке террористических группировок будет отменён, миру откроются все факты поддержки администрацией Обамы боевиков из ан-Нусры и ИГ, и плотному американскому присутствию в ближневосточном регионе придёт конец.

И всё же, ввиду объявленного Россией временного прекращения огня и организации гуманитарных коридоров, Алеппо покинули значительные силы вооружённой «оппозиции» и, весьма вероятно, имеющиеся среди них американские спецы. Затем, в течение ноября, по данным российского Центра по примирению враждующих сторон, дислоцирующегося на сирийской авиабазе Хмеймим, порядка 70% территории Восточного Алеппо было освобождено от террористов. В первых числах декабря в Алеппо начались масштабные наступления САА. Территория подконтрольная боевикам стремительно сокращалась. Было ясно, что победа сирийских правительственных войск не за горами. В таких условиях переброска боевиков ИГ в Алеппо потеряла смысл, но, тем не менее, помешать, или хотя бы омрачить успешное продвижение САА стоило. Кроме того, никто не отменял планов по взятию Мосула…

Уже 9 декабря стали появляться первые новости о готовящейся крупной переброске ИГ в Сирию. Так, арабский новостной портал Al-Masdar News сообщил о переброске боевиков ИГ из Ирака в Сирийский Аль-Баб и Пальмиру по 200 и 300 человек соответственно. В это же время Джон Керри объявляет о готовящихся переговорах по выходу боевиков из Алеппо. В Ракке неожиданно сворачивается наступление курдских отрядов и коалиции. Как позже объяснит Командующий войсками международной коалиции США генерал-лейтенант Стивен Таунсенд, пауза в боевых действиях была нужна якобы «для планирования, как поступить с захватом и освобождением Ракки». Как будто перед началом операции планирования не происходило.

В течение двух дней, 9 и 10 декабря к восточным подступам Пальмиры стягивались небольшие отряды ИГ, в основном разведчики и полевые командиры. Было совершено несколько атак смертников на блокпосты. Уже эти атаки оказались достаточно ощутимы для обороны Пальмиры.


Окружение Пальмиры частями ИГ

Утром, 11 декабря, Минобороны России отчиталось о ликвидации силами ВКС 300 боевиков ИГ на подступах к Пальмире. Однако арабские СМИ продолжали давать новости об отступлении САА на Запад и захвате ИГ господствующих высот на севере от древнего города. Сообщалось о 5 000 переброшенных к Пальмире боевиков. Таким образом, террористы окружили находящийся в низине город, и рассеялись по внешнему периметру. Для обороны такого протяжённого фронта не было ни средств, ни времени, так как дорога на Хомс, по которой предстояло отходить из Пальмиры, вскоре оказалась в зоне, простреливаемой с занятых ИГ высот. Через некоторое время стало известно, что город был сдан.

Следует отметить, что с военной точки зрения этот город, по всей видимости, не представляет теперь особого стратегического значения. Поэтому после взятия Пальмиры сирийскими войсками при поддержке ВКС 27 марта в городе оставались очень немногочисленные силы САА и военизированные формирования NDF («Национальные силы обороны»), так как основные боеспособные силы были брошены на взятие Алеппо, и атаки на Пальмиру попросту никто не ожидал.

Окончательной ликвидации боевиков на подступах к Пальмире не удалось достичь, во-первых, потому, что наступление ИГ совпало с плохими погодными условиями и песчаной бурей, практически полностью исключающей работу авиации. Кроме того, работа ВКС РФ подразумевает поддержку наземных сил, которые, как уже было сказано, были представлены не самыми боеспособными частями сирийской армии. Иными словами поддерживать с воздуха было практически некого. Как выяснилось позже, боевая операция ВКС в ночь с 10 на 11 декабря, имела целью не отражение атаки ИГ, а лишь её сдерживание, чтобы части NDF и российский спецназ могли эвакуировать мирное население. По заявлениям СМИ порядка 80% граждан Пальмиры успешно покинули город до его захвата боевиками.

Важным аспектом боеспособности местных частей NDF является ещё и то, из кого они сформированы. Части в Пальмире были сформированы из местного, антиасадовского населения, частично поддерживающего ИГ. Нужно понимать, что, так или иначе, любые успехи в захвате огромных территорий террористами из ан-Нусры или из ИГ, не в последнюю очередь связаны с тёплым отношением некоторой части местных жителей к этим формированиям.

Падение Пальмиры имеет определённые репутационные издержки для России, особенно после того, как пышно была преподнесена победа над ИГ в древнем городе в марте — с концертом Мариинского театра, с большой гуманитарной миссией и экспедицией группы российских археологов. Кроме того, ИГ получило все имеющиеся в окрестностях Пальмиры нефтяные месторождения. Так уже 11 декабря Al-Masdar News сообщало:

«Овладев древним городом Пальмира (Тадмор), боевики террористической группировки "Исламское государство" продолжили наступление в западном направлении. В ходе продвижения ими были захвачены деревни Аль-Байярат и Ад-Давва к западу от Пальмиры и нефтяное месторождение Хайян к западу от нефтяного месторождения Аль-Махр, захваченного двумя днями ранее».

Наконец, отступающим от Пальмиры ослабленным частям САА требовалось серьёзное подкрепление для обороны лежащего в 90 км западнее Пальмиры опорного пункта Т-4, сирийской военной авиабазы Эт-Тияс (Тифор). Что требовало отвлечение сил от Алеппо. И здесь мы подходим к главному.

Кончено, не стоит думать, будто США полностью контролируют ИГ, однако случившееся очень напоминает сделку. За предоставленный боевикам выход из Мосула в Ракку и Дэйр-эс-Зор, за гарантированную остановку коалицией боёв в Ракке, ИГ с тяжелой техникой должны были осуществить стремительный бросок на Пальмиру.

Для США основной смысл этой гипотетической сделки заключался, видимо, в том, что захваченная Пальмира становилась серьёзным козырем в переговорах с Россией. Сразу после произошедшего от Запада последовали требования прекращения огня в Алеппо. 14 декабря Сергей Лавров прямо указал на причастность США к выходу ИГ из Мосула:

«Оставили коридор бандитам-игиловцам, которые по этому коридору живые, здоровые, с оружием вышли оттуда и двинулись в сторону Пальмиры».

Он также прокомментировал требования прекращения огня:

«Ни в Ираке, ни в Ливии, ни особенно в Йемене никто не требует, прежде чем садиться за стол переговоров, немедленно прекратить вооруженные действия и соблюсти там неделю или две полной тишины, а вот в Сирии требуют. Но эти требования тишины каждый раз нацелены только на одно: чтобы боевики перевели дух, подкрепились, получили новые вооружения, боеприпасы — то, что случилось совсем недавно в Пальмире, когда разрекламированная громко операция по освобождению Мосула вдруг была остановлена».

Тем не менее, несмотря на атаки на Т-4 и переброску туда нескольких соединений САА из Алеппо, уже 12 декабря ливанское новостное агентство «Либанкол» сообщило о том, что восточная часть Алеппо взята под полный контроль правительственными войсками Сирии. Остаются лишь незначительные очаги сопротивления радикалов.


Карта Алеппо на 12 декабря. Красным обозначена территория, освобождённая САА, жёлтым — курдский район Шейх-Максуд, зелёным — «умеренная оппозиция».

16 декабря в российском Центре по примирению враждующих сторон заявили о завершении операции сирийской армии по окончательному освобождению подконтрольных боевикам восточных кварталов Алеппо. Самые боеспособные части Сирийской армии перебрасываются в район авиабазы Тифор для подготовки контрнаступления на Пальмиру. Но главное, что после четырёх лет под игом исламистов крупнейший сирийский город наконец-то освобождён. Это большая победа сирийских правительственных войск и их союзников. Помимо Пальмиры, которую, по оценкам экспертов, в скором времени без особенного напряжения вновь отобьют высвободившиеся силы САА, в Сирии остаются захваченными Восточная Гута, некоторые котлы под Дамаском и, конечно, так называемая «столица» ИГ — Ракка.

Специально для eotperm.ru

Tags: ИГИЛ, Россия, США, Сирия, политика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments