Виталий Попов (fariaf1) wrote,
Виталий Попов
fariaf1

Споры о Грозном



Недавно в Орле поставили величественный памятник первому царю Российского государства Ивану IV Грозному. Весьма ожидаемо, это событие вызвало массу разнотолков о личности правителя. Часть нашего общества (судя по опросам – весьма немногочисленная), выступила категорически против установки памятника российскому государю.


По горячим следам была отснята телепередача, посвящённая обсуждению личности Ивана IV и возможности установки ему памятника в России.



Мне давно представляется крайне сомнительной затея обсуждать степень возможности или невозможности увековечивания памяти кого бы то ни было из отечественных правителей. Кроме, понятно, тех, кто целенаправленно разрушал, или способствовал разрушению страны. Таких, как известно, всегда именовали не правителями, а предателями. Но таких, среди российских правителей, к счастью, достаточно немного. При всех остальных страна, так или иначе, крепла и прирастала территориями. Или, по крайней мере, не разваливалась на мелкие республики, как после Николая II или Горбачёва.

Вообще, все правители Руси, России и СССР, хочет этого кто-нибудь, или нет, принадлежат нашей общей истории, которую давно уже необходимо соединять в единую связующую нить, а не продолжать дробить на «любимые» и «нелюбимые» осколки. Вопрос же заключается в том, как именно соотносить того или иного правителя с многовековой историей России и что считать благом, перекрывающим определённые личные недостатки, коих у любого человека предостаточно, а у крупного государственного деятеля они все представлены как под микроскопом, и что считать безусловным вредом для общей истории государства.

Но, в телепередаче настойчиво обсуждали вопрос о целесообразности установки памятника первому царю.

Ещё обсуждали саму личность Ивана Грозного. Яростно критиковали его средневековые методы ведения уголовных дел и переговоров с политическими партнёрами оппонентами. Правда, никто не задался вопросом, с какого такого перепугу средневековая Россия должна отвечать критериям гуманности XXI века. О высоких стандартах которых, кстати, можно ещё поспорить, вспомнив Ирак, Ливию, Украину и проч. Только приглашённый в импровизированную студию в Орле гость программы Сергей Кургинян напомнил присутствующим, что государственные методы, применяемые в тот период на Руси, ничем не отличались и, возможно, даже уступали в жестокости европейскому опыту того времени.

По-моему очевидно, что удел любого правителя идти на определённые компромиссы при осуществлении политической власти, сопряжённые с ущемлением личной свободы и, порой, с возможностью физического уничтожения отдельного гражданина, в угоду государственного процветания, а значит общества и, в конце концов, той же самой личности. Иными словами, перед крупным правителем история часто ставит нравственную развилку, сводящуюся к выбору между личностью и государством. Часто, этот выбор осуществляется в пользу государства, а значит, как я уже сказал, в пользу целого народа и его права длить своё историческое существование. Стоит ли говорить, что выбор в пользу государства осуществлялся в средневековой России достаточно жёсткими мерами по отношению к отдельно взятой личности. А где было иначе в это время? В Европе в 1572 году?

Но наплевав на исторические законы и потеряв все аргументы, яростные противники памятника как заколдованные твердили о недопустимости, недопустимости и ещё раз недопустимости….

Крайне показательным штрихом телепередачи оказалось подчёркнуто предвзятое отношение ведущих к памятнику. Они не только позабыли о журналистской объективности, но активно пропагандировали свою отрицательную точку зрения. Впрочем, теперь это мейнстрим на отечественном ТВ. Помнится, ещё недавно, те же самые журналисты, пользуясь случаем, не забывали приобщиться к процветающему антисоветизму. Но, в свете последних событий, это перестало быть модным, и, как и полагается обладателям своего мнения, с большевиков они переключились на русских царей.

Но мерзко тут даже не это. Или, точнее, не только это. И не то, что ради политической выгоды люди готовы без затей врать о собственной истории. И даже не то, что личная человеческая желчь берёт верх над чувством исторической правды. Для меня, например, всегда было очевидным, что никто, ни в одной стране мира, никогда не договорится о своём прошлом настолько, что навсегда исчезнут споры политиков и диспуты учёных о праве наследования той или иной династии, или безоговорочности государственных границ. Но вот до общего понимания блага своей истории, необходимости заключения её в единую и неделимую цепь, договориться возможно. Так вот, мне не понятно одно, где были эти защитники русского народа, борцы с тиранией, когда устанавливали доску известному фашистскому пособнику в Ленинграде?

Тогда, эти, и подобные им, ценители отстаивать правду, либо отмалчивались, делая вид что ничего не происходит, либо говорили, например, вот так: «На самом деле, мне глубоко безразлично, будет висеть доска Маннергейма или нет…» (с) писатель Денис Драгунский.

Нервно наблюдая за непокорным народом, отчего-то не согласившимся с увековечиванием фашиста, ревнители свободы слова, дождавшись удобного случая, помчались орать о недопустимости установки памятников русским царям.

P.S. Главное, на мой взгляд, в споре между противниками и сторонниками памятника Ивану Грозному то, на чьей стороне большинство. (ведь у нас демократия?) Большинство, судя по многочисленным опросам, с большим перевесом на стороне Ивана Грозного. Учитывая ещё и то, что при жизни этого царя, прозвище "грозный" употреблялось отнюдь не в негативном контексте. Народ, давший Ивану IV это прозвище, хотел оставить потомкам напоминание о суровом, но справедливом правителе.

P.P.S. Позже, на отечественном ТВ, была показана ещё одна передача, посвящённая памятнику Ивану Грозному. На этот раз дискуссия была более конструктивной.



Tags: Иван Грозный, Россия, история, политика, царь

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments